г. Челябинск, ул. Кирова, 116
8 (351) 263-22-03
версия для
слабовидящих
Афиша
пнвтсрчтптсбвс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Анонсы

Полезные ссылки

Режиссер Елена Кузина о Гоголе и связи «Мертвых душ» со сталинскими репрессиями

Интервью режиссёра-постановщика спектакля «Мёртвые души. Гоголь» Елены Кузиной газете «Южноуральская панорама».

В Челябинском молодежном театре впервые состоялся мастер-класс, посвященный технике Михаила Чехова — системе актерского тренинга, которая считается альтернативой методу Станиславского.

В тренинге приняли участие актеры и зрители. Практическая часть занятия включала в себя освоение психологического жеста. Участники сравнивали, чем отличается движение, выполненное механически, от движения, к которому добавляется воображение, находили энергетический центр в теле, учились действовать по внутреннему импульсу. Мастер-класс провела режиссер и педагог Елена Кузина. 1 марта в Молодежном театре состоится премьера ее спектакля «Мертвые души. Гоголь».

Игра с архетипами

— Зарубежные актеры активно обращаются к технике Михаила Чехова, российские — напротив. Почему так происходит?

— Потому что эта система основана на подходе «от внешнего к внутреннему». Физический рисунок роли здесь очень необычный, небытовой. Каждое движение — вне быта. И, если бы я открыла школу, к чему я сегодня совершенно готова, я бы начинала с Мейерхольда, для того чтобы очистить тело актера от привычек бытового поведения на сцене (Всеволод Мейерхольд (1874-1940) — театральный режиссер, педагог, создатель биомеханики — системы упражнений, направленных на развитие физической подготовленности тела актера к немедленному выполнению задания. Критиковал предложенный Станиславским метод переживания, когда актер идет к роли изнутри. — Прим. авт.). Современный театр — это нереалистический театр. Когда я ставила в Москве спектакль «Гамлет», я просила актеров не играть персонажей, не играть никаких характеров, но воплощать дух персонажа, его энергию. А для этого тело должно мочь все.

— Мейерхольд учил тому, что не сначала появляется эмоция, а потом, в зависимости от нее, совершается действие, а, наоборот, сначала совершается действие, и только потом из него рождается и проявляется эмоция. Например, человек видит медведя, сначала убегает и только потом пугается, а не наоборот. Почему-то трудно это представить…

— Если у вас сначала будет эмоциональный импульс, а потом движение, то от медведя вы не убежите, он вас загрызет. Первая рефлекторная реакция — бежать. Вы в этот момент вообще не пугаетесь. Вы пугаться начнете, когда будете рассказывать, как убегали. Первая реакция всегда рефлекторная, посмотрите на маленьких детей. И это ложь, что сначала эмоция, потом движение. Сначала движение, потом эмоция. Вся современная физиология и психология уже давно на этом стоят.

— Что требуется от актеров, чтобы работать по такому методу? Ведь на сцене нет настоящего медведя.

— Актеру нужно начать двигаться. Но верно двигаться. Там есть еще работа с импульсом — энергетическим толчком, побуждающим действовать.

— В технике Михаила Чехова используется понятие архетип. Эти архетипы имеют отношение к аналитической психологии Юнга, его исследованиям коллективного бессознательного, глубинной памяти или это какое-то другое понятие?

— Да, у Михаила Чехова значение архетипа то же самое. И здесь вопрос в том, что движет персонажем по игре. В системе Станиславского им движет задача, то есть я хочу чего-то и я этого добиваюсь. А по Михаилу Чехову, что совершенно соответствует современной психологии, я хочу чего-то, но делаю совсем другое. И это нормальная наша жизнь.

Не как все

— О каких архетипах идет речь в «Мертвых душах»?

— Прежде всего, Чичиков — это плут. Это плутовская комедия. А плут — это черт, реинкарнация черта. У Гоголя очень четкие на это указания, например, двойная буква «ч» в фамилии. А раз он черт, значит, у него нет цели обогатиться, у него какой-то другой мотив. С нашей точки зрения, речь идет о том, что он хочет искусить этих людей, проверить их.

— В чем вы видите свою задачу в этой постановке?

— Передать мою личную, щемящую боль по поводу людей, которым даже после смерти покоя не дают. Свою авторскую исповедь Гоголь начинает с просьбы, чтобы его не хоронили. Конечно, его похоронили все равно и потом несколько раз перезахоронили. Есть версии, что его находили перевернувшимся, потом обнаруживали его тело без головы, без ребра. Что-то адское в этом есть… ну зачем тебе ребро Гоголя?

Меня очень волнует тема репрессий, палачей, несправедливых убийств, потому что у меня оба дедушки были репрессированы. Как человек, у которого в крови, в генах память об убийстве, о котором в семье молчали, но которое всегда было, я не понимаю тех, кто собирается стрелять. Это и есть продажа души дьяволу: в один момент ты берешь и убиваешь того, кто ни в чем не виноват. На этом, к примеру, построены все мафиозные структуры. Я не говорю только про Россию. И мне интересен момент, когда человек почему-то решает: ну ладно, переступлю эту черту.

— Вам в жизни встречались люди, которые готовы были пожертвовать душевными устремлениями ради призрачных, непонятных целей?

— Есть момент выбора у человека, когда он выбирает не себя, не свою жизнь, а что-то другое. Я таких встречаю часто. Я занимаюсь тренингами не только с актерами — с разными людьми. И они часто рассказывают, например, о выборе профессии, когда выбираешь не то, что нужно, а то, что мама с папой советуют. А потом получается несчастный человек с неудавшейся судьбой. Или даже счастливый как будто, внешне экономически состоявшийся, но… они не зря приходят ко мне. Ко мне на тренинги все приходят в момент кризиса. Это кризис, связанный с неправильно сделанным выбором. Но это те, кто хочет выкарабкаться.

— С актерами вы тоже прорабатываете эту тему — вопрос выбора, своего пути? И как для себя решаете его?

— Актер-художник — это человек, осознающий свою индивидуальность и уникальность этой индивидуальности. Я стараюсь в актерах это взращивать, и в студентах тоже, говорю им, что они интересны только тем, что не похожи на других. Если у тебя есть какая-то особенность, ее нужно взращивать и понимать, где твое место в этом искусстве. Во-вторых, хотелось бы воспитать артистов, которым не только ты что-то даешь, но и они что-то тебе дают, с которыми ты находишься в живом процессе сотворчества.

Ко мне это не относится. У меня есть специфический ген, поэтому я и живу свою жизнь, трудную иногда, но свою. Никогда не могла быть в толпе, как все. Я из Карелии. Там же были хутора, и люди тысячелетиями выживали по одному. Вокруг суровая северная природа. У нас не было крепостного права. По мне это видно, даже по тому, как я стою. Я этим раздражала учителей — прямой осанкой. Поэтому есть стремление искать свою дорогу, создавать свою жизнь.

Екатерина Сырцева
Фото: Вячеслав Шишкоедов
Южноуральская панорама
26 Февраля 2018 г.

Создано: 28.02.2018 г. 13:26
Изменено: 28.02.2018 г. 13:26
* - Все поля обязательны для заполнения