г. Челябинск, ул. Кирова, 116
8 (351) 263-22-03
версия для
слабовидящих
Афиша
пнвтсрчтптсбвс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Анонсы

Полезные ссылки

«Хочу поделиться с коллегами ощущением, что мы на всё способны». Актриса Екатерина Писарева рассказала об участии в летней театральной школе СТД

87 актёров из 26 стран мира, лучшие театральные педагоги России и зарубежья, пять режиссёрских школ и оригинальные постановки. Всё это – Международная летняя театральная школа СТД РФ – уникальный проект, переворачивающий представление об актёрских возможностях. Что за волшебство творится на территории бывшего пионерлагеря, рассказала Екатерина Писарева, которая в этом году на себе испытала, что такое летняя театральная школа СТД.

Лучшие – лучшим

Суть проекта – объединить представителей молодого поколения современного театра для обучения, обмена опытом и постановки новых спектаклей. Каждый день в течение месяца – тренинги, лаборатории, мастер-классы, индивидуальные занятия по актёрскому мастерству, сценречи и сцендвижению, фехтованию, современному танцу, импровизации, ритмике.

В этом году мастер-классы проводили режиссёры Адольф Шапиро и Алексей Бородин, актёры Игорь Золотовицкий и Вениамин Смехов, польский режиссёр Кшиштоф Гарбачевский. В рамках мастерских преподавали завкафедрой актёрского искусства Санкт-Петербургской академии театрального искусства, режиссёр Вениамин Фильштинский, актёр, режиссёр Игорь Яцко, режиссёр педагог Бернардас-Гитис Падегимас.
Не все с первого раза попадают в проект. В январе актёры должны подать заявку: заполнить анкету, выслать видеовизитку и записи спектаклей со своим участием. В апреле оргкомитет публикует результаты. В первый день Школы участники проходят кастинг: встречаются с руководителями, которые набирают учеников на ближайший месяц. Итогом совместной работы становится спектакль.

В этом году режиссёрские школы возглавили Михаил Мокеев и Пётр Шерешевский (драма), Евгений Кулагин и Иван Естегнеев (современный танец), Евгений Ибрагимов (театр кукол), Полина Бахтина и Ян Калнберзин (экспериментальный перформанс).

Волшебство в пионерлагере

– Я попала на курс к Петру Шерешевскому, – рассказала Екатерина Писарева. – На кастинге сказала, что с удовольствием пойду к любому. Когда смотрела итоговые спектакли других групп, убедилась, что везде было классно, везде можно было поработать. Понятно, что Кулагин с Естегнеевым брали актёров с минимальной хореографической подготовкой. У них было жёстко в плане физических нагрузок, не все бы выдержали. Среди тех, кто прошёл к Ибрагимову, были и те, кто к театру кукол не имеет отношения. У них там волшебство происходит, магия. Кукольный театр, к которому мы привыкли, не сравнится с этим. Все педагоги высокого уровня, мастера своего дела. Просто какие-то волшебники! То, что они в нас вложили, останется на всю жизнь. Это высший пилотаж! Там такие открытия происходили – до слёз иногда! Я попала в мастерскую к Игорю Яцко – руководителю творческой лаборатории театра «Школа драматического искусства», ученику Анатолия Васильева.

– Где всё это проходит?

– В Звенигороде, под Москвой. Там санаторий, который отдан под творческий дом СТД, здание бывшего пионерлагеря. Когда через три с половиной недели поехали в Москву показывать итоговый спектакль, был эффект разорвавшейся бомбы: куча народу, жизнь кипит, Чемпионат мира по футболу начался. А мы привыкли к своему тесному кругу, когда кругом лес, природа, свежий воздух, а мы творчеством занимаемся. Там выпадаешь из обычной жизни.

– Может, это специально сделано? В городе была бы другая атмосфера, другой контекст.

– Абсолютно точно. Искусственно созданная ситуация помогает сконцентрироваться и лучше понять, что и как. Настолько насыщенный на события месяц! Ощущение, что я там год была. Мощные внутренние изменения произошли, переосмысление не только творчества, но и взглядов. На нас не смотрели свысока, но работали с нами как с актёрами, которые что-то уже знают. Просто пытались донести что-то новое, хотели поделиться, а мы получить. Этот энергообмен дорогого стоит.

Театральная терапия

– Уверенности в себе становится больше?

– Появляется определённая свобода, но не в том плане, что я чувствую себя более профессиональной. Тут другое: понимаешь, что всё возможно, что ты такой молодой, что у тебя огромный потенциал. Уходит боязнь. В обычной жизни мы устаём, что-то, бывает, болит. А там спали по два часа в сутки, но я такой здоровой и молодой не чувствовала себя давно. Обнаружила, что моё тело способно на вещи, о которых я даже не подозревала. Много занятий направлено именно на осознание тела – главного инструмента артиста, как нам говорили педагоги. Мы это и так знаем, но забываем.

– Что за постановку вы делали с Петром Шерешевским?

– Мы ставили «Сон в летнюю ночь». Потом показывали спектакль два раза в Звенигороде, в Москве на Страстном бульваре и в Истре. Маленькие гастроли получились. Когда я узнала, что будем работать над Шекспиром, расстроилась. Я люблю современный материал, чтобы недалеко от нас по времени. Но когда Пётр Юрьевич рассказывал о своём решении, я подумала, что мне повезло. Он сказал: «Во “Сне...” про что, если в двух словах? Молодые люди. В лесу. У них любовь то возникает, то не возникает. То предательство, то не предательство. Здесь уснули, тут проснулись. Это же то, что с нами здесь происходит: мы тут тоже в лесу, молодая энергия собралась. И любовь будет, и предательство, и дружба, и ссоры».

И это всё действительно было. Получился спектакль про нас, какие мы есть, с отсылками к Шекспиру. Фантазии на тему. Люди разные приехали, из разных городов. В моей группе, например, были актрисы из Гонконга, Берлина, они русские, просто туда уехали работать. У всех разные школы, свои истории. Режиссёр соединил разные театральные формы. Получилась солянка. И это, мне кажется, правильно.

Ещё у нас были выходы на зрителя – вербатимы, когда мы рассказывали истории из жизни про первую любовь, предательство, детство. Первые три дня вообще был какой-то урок психоанализа, театральная терапия. Кому-то сложнее рассказывать, кому-то проще. И вдруг ты начинаешь сам в себе копаться. Когда слушаешь чужие истории, понимаешь, что ты не одинок, что у всех похожие переживания. Шекспир соединился с сегодняшним днём и вдруг стал очень близок.

Спектакль шёл час сорок минут. Такое полотно. 8 актёров и 8 актрис принимали участие. Художница Надежда Лопардина придумала кровати, как в пионерлагере, которые превращались то в клетку, то в поезд. Матрасы в какой-то момент становились полем битвы. Нам все завидовали, потому что, поскольку мы репетировали на кроватях, можно было иногда на 15 минут прикорнуть.

– Сложно было после такого возвращаться?

– То, что там сильно заряжают на работу, это факт. Я ещё оттуда не уехала, но уже Черепанову писала: «Давай какой-нибудь спектакль забубеним». Директор посмеялась: «Пожалуйста – вместо отпуска». Боюсь за отпуск потерять этот огонь. С другой стороны, нужно переключиться, зафиксировать всё, уложить по полочкам, чтобы потом использовать.

Я изначально понимала, что там – искусственно созданная ситуация. Знаю, что есть ребята, которые теперь кардинально поменяют свою жизнь, и это тоже хорошо. У меня такого нет. Я люблю свой театр, мне нравится, куда мы движемся. Там я почувствовала то хорошее, что хотелось бы видеть здесь. Теперь хочется поделиться этим, донести до коллег, что мы на всё способны.

Екатерина Сырцева

Фото: социальные сети Союза театральных деятелей России

Создано: 13.07.2018 г. 17:03
Изменено: 13.07.2018 г. 17:09
* - Все поля обязательны для заполнения