г. Челябинск, ул. Кирова, 116
8 (351) 263-22-03
версия для
слабовидящих
Афиша
пнвтсрчтптсбвс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Анонсы

Полезные ссылки

Голос вне хора

В сети появилась электронная версия большого материала Петербургского театрального журнала, посвящённого народной артистке России Ольге Васильевне Теляковой.

ГОЛОС ВНЕ ХОРА

ОБ АКТРИСЕ ЧЕЛЯБИНСКОГО МОЛОДЕЖНОГО ТЕАТРА ОЛЬГЕ ТЕЛЯКОВОЙ

…Во времена почти былинные (девяностые годы прошлого века) в Челябинском ТЮЗе служила завлитом Римма Дышаленкова. Поэтесса и ведунья, сивилла. Что-то тайное, сокровенное знала она о прошлом и настоящем, умела предсказывать будущее. Я любил приходить в гости в ее кабинет. Римма Андрияновна заваривала чай с душистыми травками, гадала на числах Пифагора (все сбылось), а в ответ на мои смешные претензии («Какие ужасные спектакли вы играете, Римма Андрияновна…») замечала с рокотом в голосе: «Сын мой, зато я знаю, что, пока эти дети сидят в нашем зале, они никого не убьют».

И, надо сказать, это как-то примиряло с искусством театра детской радости. Так вот, Римма Андрияновна иногда писала о своих актерах. Не творческие портреты, а короткие эссе, которые посвящала тому, что в даровании описываемого лицедея ей казалось главным. Текст об Ольге Теляковой был посвящен голосу актрисы, его хрустальной чистоте и звонкости, умению, подобно лучу света, пронзать зрительный зал, мистической силе, пленявшей не только зрителей, но даже голубей, обитавших тогда под крышей старого театра (бывшего Народного дома) на челябинской площади Революции. К другим актерским голосам птицы были вполне равнодушны, а вот во время монологов Ольги Теляковой — маркизы де Сад из пьесы Юкио Мисимы норовили слететь к ней на сцену, что совершенно не входило в замыслы режиссера спектакля Андрея Приходько, ученика Петра Фоменко.

«До сих пор, вспоминая твой голос, я прихожу в возбужденье…» (Иосиф Бродский). В 2000 году режиссер Наум Орлов, «изменив» Челябинской драме, которой к тому времени руководил почти три десятилетия, поставил в Челябинской опере ораторию А. Онеггера «Жанна д’Арк на костре», где впервые встретился в совместной работе с Ольгой Теляковой — Жанной. Этот замечательный спектакль большой формы, настоящая мистерия, сценическое полотно, прожил, увы, не слишком долго: сложно было собирать каждый раз безумное количество актеров разных театров, детей из театральных студий, хористов и музыкантов. Но пока он шел, были зрители (я из их числа), которые ходили на каждое представление «Жанны…». Прежде всего — чтобы услышать, как без поддержки оркестра, а капелла, хрупкая героиня пропевает несколько строчек и голос, не претендующий на оперную звучность (роль драматическая), заполняет огромную сцену, перелетает через оркестровую яму и зависает в звенящей тишине затаившего дыхание зрительного зала. В этой Жанне не было фанатизма или экзальтации, была настоящая вера или, быть может, мольба о такой вере и мире.

Тогда показалось, что большая актриса наконец-то нашла своего большего режиссера. Сотрудничествобыло продолжено уже на тюзовской сцене, где Наум Орлов поставил ибсеновский «Кукольный дом» с Ольгой Теляковой — Норой. Спектакль глубокий и тонкий, психологически выверенный, элегантный. В нем была горькая и мудрая интонация прощания. Героиня прощалась с любимым домом и человеком, который оказался ниже ее любви, а режиссер — быть может, неосознанно — с самой сценой. Вскоре после этой премьеры Наума Юрьевича не стало. Челябинская драма сейчас носит его имя, но в репертуаре ее давно нет ни одного спектакля Наума Орлова. А вот «Кукольный дом» в театре, который теперь уже не ТЮЗ, а Молодежный, идет, и Нора, конечно, неизменна. Все вводы на другие роли делает сама Ольга Васильевна, и в точности и тонкости этой работы много не только профессионализма, но и верности своему мастеру.

Она вообще человек очень верный. В труппу Челябинского ТЮЗа поступила в 1980 году (а дебютировала на его сцене еще раньше, студенткой актерского отделения музыкального училища, мастером курса был Игорь Перепелкин, а педагогом замечательный актер Александр Мезенцев) и других театров для себя не искала, хотя на «взрослой» сцене судьба, возможно, могла сложиться иначе. А весь тот тюзовский репертуар, что неизбежен для хрупкой актрисы со звонким голосом, всех мальчиков и девочек, зайчиков и поросят, много лет играла с азартом и любовью. Порою утром выходя на сцену Пятачком, а вечером — маркизой де Сад или Гамлетом.

Среди «детских» ролей был один абсолютно трагический персонаж — Минька из «Минькиного детства» по прозе Михаила Шолохова, спектакля, поставленного Тенгизом Махарадзе в начале восьмидесятых. Ребенок, выброшенный взрослыми в мир, содрогающийся от ужасов гражданской войны, стремительно взрослеющий (стареющий!) в холодном пространстве, где свистят пули. Будущий Гамлет просвечивал в этом Миньке.

Вся первая половина актерской биографии Ольги Теляковой прошла в театре, главным режиссером которого был Тенгиз Махарадзе. Разумеется, он ценил ее. «Замечательная актриса. Безупречно профессионально оснащенная. Умеющая все, что надо уметь на сцене. Упорная. Работоспособная. Талантливая», — так ответил однажды на мой вопрос о Теляковой. И запоминающихся ролей в его спектаклях она сыграла немало: тот же Минька, или изысканно красивая, безупречно передающая стиль и сам дух комедии дель арте Анжела в «Короле-Олене» К. Гоцци, или кокетливая чеховская вдовушка из «Медведя»… Многое можно вспомнить. Но выстраивать репертуар с учетом уникальности дарования актрисы, превращать ТЮЗ в театр Ольги Теляковой Тенгиз Александрович явно не собирался и, наверное, был в своем праве. В какой-то момент (в девяностые годы) стало совершенно очевидно, что на этой сцене у Теляковой совершенно особое положение.

Что сыграно ею в 90-е? Один из Гамлетов (всего их в том спектакле было четыре) в «Гамлете» режиссера Валерия Рыбакова. Это был неровный и во многом путанный спектакль. Гамлет Ольги Теляковой появлялся ближе к финалу, в третьем акте с его рассеянным светом, белоснежными костюмами, сомнамбулическим ритмом сцены дуэли, когда шпаги бесконечно долго летели в воздухе. «Нить потустороннего вплетается в здешнее… время образовало провал в вечности» (из заметок Л. Выготского о «Гамлете»). Хрупкая, вытянутая в струну, с бесстрастным лицом и перехваченными лентой льняными волосами Ольга Телякова существовала в пространстве, где над курганом с пыльной землей и сухой травой медленно качался огромный маятник. Гамлет-эльф, дух, высший посланец и свидетель, но и обиженный ребенок. Когда не так давно я увидел Гамлета Лауры Пицхелаури в спектакле Юрия Бутусова, то вспомнил того Гамлета Ольги Теляковой.

После была «Маркиза де Сад» Андрея Приходько — роль строгой формы и редкой чувственности, где внешняя статика и бесстрастность интонации огромных монологов взрывались внутренней страстностью. Были интересные роли в спектаклях Анатолия Праудина (Бетсинда в «Фее Теккерея» по пьесе Н. Скороход и Николь в мольеровском «Мещанине во дворянстве»), ввод на роль шута в знаменитую «Бурю» Бориса Цейтлина, которую он тогда ненадолго перенес на челябинскую сцену, дивный дуэт с Валерием Егоровым в цейтлинской же «Синей бороде». А еще Одинцова в тургеневских «Отцах и детях» в постановке Алексея Бородина — мраморная статуя, гранд-дама ледяной красоты и ледяного одиночества, роман с которой обречен на безответность.

Актриса была в прекрасной форме и прекрасной поре. Именно тогда Виктор Калиш написал о ней на страницах «Московского наблюдателя»: «…снова удивила звезда тюзовской труппы Ольга Телякова, в которой были и лирика, и и душевный излом, и гримаса, и истинная красота». Вот только главные режиссеры в Челябинском ТЮЗе с конца девяностых (после ухода из театра Тенгиза Махарадзе) менялись так быстро… Хотя с каждым из них Ольга Телякова успевала сделать запоминающуюся роль или роли. С Игорем Перепелкиным — плясунью Эсмеральду в «Соборе Парижской Богоматери». С Борисом Цейтлиным — героиню «Синей бороды» и лабораторные штудии по «Неточке Незвановой». С Александром Каневским — несколько музыкальных спектаклей (она лучше всех пела песенки Вертинского в «Прощальном кабаре», была замечательной главной героиней в «Целуй меня, Кэт!»). С Владимиром Ореновым — главного героя спектакля по рассказу Анатолия Кузнецова «Артист миманса». Этот Илья Ильич казался родным братом гоголевского Акакия Акакиевича и был сыгран с поистине чаплинской грацией (вот только спектакль прошел всего несколько раз).

Потом наступило режиссерское безвременье, когда творческий масштаб иного главного или приглашенного и в лупу было не разглядеть. Что делать большой актрисе, не желающей покидать свой дом, в эту пору? Играть новые роли, они были, но уже не вызывали прежнего отклика зрительного зала. Спасением стал «золотой запас»: тот же «Кукольный дом» или спектакль «На балу удачи». Историю жизни Эдит Пиаф режиссер Михаил Филимонов поставил для Ольги Теляковой в начале нового века. Все песни в нем она исполняет живьем. «Лучше, чем Пиаф!» — убеждают восторженные поклонники спектакля. Конечно, не лучше, но ведь не хуже, по-своему, с годами все больше вкладывая в эти песни опыт собственной жизни на сцене и просто жизни, опыт потерь и веру в то, что самое главное происходит вот в этот момент, когда она остается один на один со зрительным залом. Вообще же Ольга Телякова всегда пела, еще в училище педагоги уговаривали ее перейти на вокальное отделение. В период, когда сцена не слишком радовала, работа находилась на концертной эстраде: выступления с оркестром русских народных инструментов «Малахит», программы французского шансона, романсов, песенок Вертинского.

…Так вот, снова о голосе. После довольно долгого перерыва я увидел (услышал!) Ольгу Телякову в «Тартюфе», не так давно поставленном в Челябинском молодежном театре Искандэром Сакаевым. Не самая выигрышная роль — госпожа Пернель. Спектакль идет на абсолютно пустой сцене, актеры начинают из глубины. Признаться, не всех слышно и понятно. Но голос Ольги Теляковой пронизывает зал с первого звука, рождая вольтову дугу чистейших эмоций. Актриса по-прежнему (неизменно!) в прекрасной форме, а сейчас еще и в активной работе: когда пишутся эти строки, она репетирует главную героиню «Валентинова дня» Ивана Вырыпаева. Спектакль ставит Тимур Насиров.

Владимир Спешков
На фото: Народная артистка России Ольга Телякова в роли Маркизы де Сад, спектакль «Маркиза де Сад» по пьесе Юкио Мисимы, режиссёр Андрей Приходько
Фото: Алексей Гольянов
Петербургский театральный журнал
Февраль 2019 г.

Создано: 05.11.2019 г. 13:36
Изменено: 05.11.2019 г. 13:50
* - Все поля обязательны для заполнения