г. Челябинск, ул. Кирова, 116
8 (351) 263-22-03
версия для
слабовидящих
Афиша
пнвтсрчтптсбвс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Анонсы

Полезные ссылки

Театральный критик Татьяна Джурова о «Душе подушки»

Приводим отрывки из обсуждения на труппу, которое Татьяна Джурова (Санкт-Петербург) провела после просмотра премьерного спектакля «Душа подушки» 23 марта 2019 г.

– Здорово, что театр взял эту пьесу Олжаса Жанайдарова. С ходу не могу вспомнить другого российского современного автора, текст которого был бы действительно для детей. В «Душе подушки» есть два мира, которые вступают во взаимодействие, есть волшебные помощники, с помощью которых удаётся разрешить противоречия. 


– С самого начала спектакль красивый, эффектный, стильный, страшновато-загадочный. Это важно – с первых минут заполучить внимание зрителя, произвести настройку. Вам удаётся и заинтриговать, и вызвать любопытство, и, может быть, немного испугать. То, что артисты идут через зрителей, контактируют с ними, помогает осуществить эту настройку.

– Вы идёте от пространства, от условий, которое оно диктует. Здесь нет четвёртой стены, но мы понимаем, что матрас задаёт границу сцены. Было опасение, что зрители, сидящие на полу, на подушках, зайдут на неё. Но, видимо, какое-то чутьё, интуиция у них есть, раз они не нарушили этот баланс и не стремились захватить актёрское пространство.

– На художественном уровне – уровне костюмов, того, как создаются образы, – нет прямой подачи. И режиссёр, и актёры отошли от буквальной типизации. Например, Валик: в пьесе он переживает из-за того, что самый маленький, а в спектакле его играет самый высокий артист. Роль Пуша, который любит поесть, исполняет хрупкая девушка. В этом спектакле нет акцентуации внешних признаков, и это помогает выстроить конфликт, противоречие между тем, как тебя воспринимают в обществе, и чем ты являешься на самом деле. Ведь так действительно бывает: ты уже вырос, изменился, а сообщество всё ещё думает, что ты прежний.

– У меня были свои ассоциации по поводу пятнистости главного персонажа. Мне это напомнило о ветрянке. Потом мы видим мальчика с такими же пятнами – как бы собрата по разуму Гречика. Но не слишком ли вы настаиваете на их сходстве? Вопрос ведь не в том, что встретились два одинаковых персонажа, а в том, что встретились два «других».

– Интересно сделан лавдоп. Получилось такое пространство общего бессознательного подушек, пространство кошмара, где ещё и пробегает что-то неопределённое. А всё неизвестное пугает. В финале было ощущение, что лавдоп должен окраситься яркими цветами и этим обозначить, что страх рассеялся, исчез. Подсветка есть, но пока она не очевидна.

– В какой-то момент я подумала: а что если подушки-пуфы, на которых сидят зрители, сделать такими же, как подушки на сцене? Но, наверное, зрители бы тогда совсем потеряли ощущение границы между сценой и залом. Поэтому хорошо, что в финале открывается зеркало: оно объединяет сценическое и зрительское пространства. Финальный бой подушками – простой ход, но он тоже работает на объединение.

– Вам удалось соблюсти баланс между рассказанной историей и взаимодействием со зрителями. Здорово было бы проводить после спектакля обсуждения, спрашивать, что они услышали, что поняли. Могут получиться интересные диалоги.

Татьяна Джурова – кандидат искусствоведения, театровед, театральный критик, старший преподаватель РГИСИ, редактор блога Петербургского Театрального Журнала. Автор книги «Концепция театральности в творчестве Н.Н. Евреинова». Член экспертных советов премий «Золотая Маска», «Арлекин», «Прорыв», член Ассоциации театральных критиков. Организатор и учредитель Международного театрального фестиваля имени Александра Володина «Пять вечеров».

Фото: Игорь Шутов

Создано: 09.04.2019 г. 23:29
Изменено: 10.04.2019 г. 00:26
* - Все поля обязательны для заполнения